Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Комментарии к статье "Фальсификация и электростанция"

Комментарий адвоката Поповского Игоря Олеговича, представлявшего интересы Ивана Асташина в Верховном Суде:

          К сожалению, у нас в стране уже давно нет правосудия, оно почти полностью заменено на необходимость и целесообразность. Необходимость держать общество «под контролем» и целесообразность пыток как главного метода ведения расследования. Без физического воздействия около 80 % дел просто развалятся в суде. Явка с повинной – царица доказательств. Показания сотрудничающего с органами свидетеля важнее, чем экспертизы, вещественные доказательства и просто здравый смысл.

          Квалификация по статье «терроризм» подразумевает выдвижение требований к власти с целью выполнения определенных своих целей (вывод войск из Чечни, освобождение ирландских террористов из тюрем, освобождение Палестины и т.д.). Если требований нет и никто не пострадал – это хулиганка или повреждение имущества. Это для ФСБ мелковато. Зато устроив гестапо детям (как было описано выше Иваном), можно получить орден или повышение в звании за раскрытие банды особо опасных государственных преступников.

          В деле Ивана – месть ФСБ подросткам, которые осмелились кинуть бутылку с бензином им в окно. Дело показательное. Налицо деградация силовиков – зачем стараться, сидеть в засадах, брать преступников на факте преступления, документировать каждый их шаг – если можно пытать детей до потери сознания, заставляя их подписывать бред сивой кобылы, который потом в приговоре будет называться «доказательствами».

         

Collapse )

Фальсификация и электростанция

Истории фальсификации против меня обвинения в подготовке теракта на ТЭЦ уже больше трех лет, но до 11 декабря 2013 года еще была какая-то (пусть и не очень большая) надежда на то, что она закончится благополучно – т.е. меня полностью оправдают хотя бы по этому абсурдному эпизоду. Не оправдали. Потому я и решил написать обстоятельную статью и поделиться, таким образом, подробностями фальсификации этого обвинения не только с судебными органами, но и с неравнодушной частью общества.

Collapse )

Ситуация с этапированием Ивана Асташина.

Вечером 21-го января Иван Асташин получил уведомление об этапировании его в 01:00 ночи в ИК-17 г.Красноярска.

Сегодня состоялся разговор с адвокатом. Ситуация такова:
На 30.01.13 у Ивана назначено заседание в Мосгорсуде, где его присутствие обязательно.
Судья, который ведет это дело и который должен был подписать бумагу о предстоящем слушание, в следствии которого этапирование должны были отложить, находится в отпуске до 28-го января.
Не получив бумаги, не пожелав разобраться, ФСИН подписывает добро на этап.

Кто здесь самый главный политзек?



Когда в конце октября прошлого уже года маститые правозащитники Эмиль Адельханов, Интигам Алиев, Анна Барановская, Людмила Вацкова, Анна Герасимова, Валентин Гефтер, Олег Гулак, Сергей Давидис, Эльдар Зейналов, Евгений Захаров, Инна Кулей, Александра Матвийчук, Татьяна Ревяко, Ольга Саломатова, Валентин Стефанович, Елена Тонкачева, Аннаги Хаджибейли и Владимир Яворский представили миру свой труд - Руководство по определению понятия «политический заключенный», а затем один из флагманов (это уже - без иронии) российского правозащитного движения, ПЦ «Мемориал», опубликовал основанный на этих критериях список российских политзеков (http://www.memo.ru/uploads/files/1137.pdf), у многих возникли вопросы - как по отдельным персоналиям, так и по самим задекларированным в «Руководстве» принципам. Один из ключевых моментов - отказ признавать политическим заключённым того, кто «при наличии прочих необходимых признаков, призывал к насильственным действиям по национальному, этническому, расовому, религиозному или другим признакам». Другими словами - кто обвиняется по пресловутым статьям о мыслепреступлениях - 280-й, 282-й и т.п. - любимым статьям центра «Э».

Введение этого ограничения оправдывается ссылками на международные нормы - в первую очередь, на аналогичную позицию «Эмнисти интернейшнл», организации достойной, но, как заметил в связи с обсуждаемой темой председатель Правозащитного фонда «Гласность» Сергей Григорьянц, едва ли правозащитной. Между тем, многие диссиденты отмечают несоответствие этой позиции традициям русской правозащиты, в разное время считавшей политическими заключёнными и террористов-эсеров, и ВСХСОН, и группу Фетисова, критиковавшую советскую власть с радикальных правых позиций (в частности - за гуманизм в отношении Синявского и Даниэля; Фетисов призывал расстрелять обоих).
В чём смысл выделения именно политических заключённых и преследуемых по политическим мотивам из общей массы осуждённых и преследуемых в России, и даже уже - из общей массы несправедливо или с нарушением закона осуждённых, непропорционально осуждённых, заключённых, подвергающихся пыткам и сидящих в нечеловеческих условиях? В первую очередь, в том, чтобы, привлечь общественное внимание к процессам, где заинтересованной стороной выступает власть, режим. В таких процессах суд более обычного мотивирован к исполнению «госзаказа» в ущерб законности, к ужесточению наказания и т.п. Такие процессы становятся прецедентами, образцами для последующих - а по мере закручивания гаек число подсудимых только растёт.
Другим важным вопросом является само понятие термина «призывы». Уже всем очевидно, что следователи и судьи, опирающиеся на зачастую ангажированные и спекулятивные экспертизы, квалифицируют так всё, что им угодно - от коммента на интернет-форуме «Что ты с нами сделаешь? Вас миллионы быдла, а нас 2 тысячи людей» до лозунга «Не хочу жить в фашистском государстве». Кто от правозащитников и как будет решать, является ли то или иное высказывание призывом к насилию, и, если да - то по отношению к какой «социальной группе» (ещё одно бездонное понятие в услужении эстаповцев) - неясно. Пока можно констатировать, что под понятие политзека согласно новым критериям не подпадают не только эсеры, но даже и поэт-диссидент Юрий Галансков, чей бюст в лагерной телогрейке украшает один из залов Сахаровского центра, с его «Идите по трупам трусливых // Тащить для голодных людей // Чёрные бомбы, как сливы // На блюдища площадей».

Ярким примером ущербности т.н. критериев определения пзк является и казус Стомахина - радикального публициста, суд над которым идёт в Москве с сентября 2013-го.
Collapse )

Террористы и экстремисты пришли в резиденцию Уполномоченного по правам человека

3178

«Движение в защиту пострадавших от действий Росфинмониторинга» включилось в будничную жизнь 2014-го года походом в Аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ В.П. Лукина.

Утром 9 января в приемную Аппарата пять человек подали обращение Движения к омбудсману о запросе в Конституционный Суд РФ на предмет проверки конституционности Федерального закона № 115. Вместе с этим обращением, подана «Петиция протеста против «Перечня Росфинмониторинга» - списка граждан РФ, лишенных права иметь и зарабатывать средства для жизни, с 537-ю подписями и комментариями к ним. Также, приложены заявления в суды, поданные фигурантами Перечня террористов и экстремистов, состоявшиеся судебные решения, связанные с ФЗ № 115, письма Росфинмониторинга и копии внутренних документов этой конторы, которые удалось получить из различных материалов дел в судах.

Следует напомнить, что на официальном сайте Росфинмониторинга располагается российский Перечень террористов и экстремистов. С 1 июля 2013 года, благодаря нововведениям в 115-й закон «О противодействии легализации доходов, добытых преступным путем, и финансированию терроризма», все фигуранты этого Перечня оказались лишены источников средств существования и их самих, и их семей. В Перечне около 3 тысяч человек. Большинство из них, будучи привлеченными к ответственности или осужденными, не причинили вреда жизни и здоровью граждан, а многие не причинили и имущественного вреда кому-либо. В отношении большинства этих граждан приговоры судов уже исполнены. А именно, в Перечень включают тех, кто был осужден за публикации в СМИ и социальных сетях, комментарии в блогах, за создание блогов, за размещение видеороликов и фотографий в Интернете, за причастность к запрещаемым в РФ религиозным течениям (последователи Нурси, свидетели Иеговы, и пр.), за «бутафорский» терроризм (направленный против символов власти, без цели гибели людей и имущества), и т.д. Сколько в этом Перечне реальных «боевиков» - непонятно. Имеют ли все остальные, кто туда включен, отношение к финансированию террористической и экстремистской деятельности - неизвестно; все известные случаи говорят о том, что включенные в Перечень никого не финансировали, а с трудом поддерживали свое собственное существование.

Этот Список пораженных в гражданских правах был создан вовсе не для пресечения оттока денежных средств в преступный мир. Он создан для того, чтобы включенные в него - а это в основном «инакомыслящие» - не имели возможности ЖИТЬ. Это Перечень тех лиц, в отношении которых применены политические репрессии.

25 декабря 2013 года Совет Федерации ФС РФ одобрил законопроект ГосДумы о частичном доступе «пораженных в правах» к своим средствам и имуществу. Это произошло после протестов гражданских активистов. Так, предложено дозволить «террористам и экстремистам» получать пенсии и пособия, 10 тысяч рублей из заработной платы на себя и каждого иждивенца, не имеющего собственного дохода, оплачивать из замороженных средств налоги, штрафы и другие обязательные платежи.

Однако, проблема включения в Перечень террористов и экстремистов осталась за рамками депутатского внимания. Между тем, процедура включения в этот список ни одним нормативным актом не оговорена, включение в Перечень не оформляется ни судебным, ни каким-то другим решением, от гражданина этот процесс скрыт до того момента, пока его имя не появится на сайте Росфинмониторинга. Средства защиты от этой «превентивной ответственности» в Эрефии не существует.
Не коснулся законопроект и проблемы отказа всех банков в Российской Федерации в открытии зарплатных счетов фигурантам Перечня - а это значит, что «пораженный в правах» лишен возможности устроиться на официальную работу. Такое право предоставил банкам тот же самый Федеральный закон № 115. Не отнес законопроект к средствам, подлежащим безусловной выдаче, компенсационные выплаты. Например, суммы, присужденные за моральный или физический вред, присужденные средства потерпевшим от преступлений, пострадавшим от стихийных бедствий и т.п. Полностью проигнорирован в законопроекте вопрос страхования фигурантов Перечня, в том числе и обязательных его видов. В настоящее время 115-м законом страхование и страховые выплаты, в том числе в связи с несчастным случаем на производстве или при ДТП, включенным в Перечень запрещены.

Интересным диссонансом прозвучала сегодняшняя новость о другом «проекте» ГосДумы - сажать за решетку «террористов» вместе с семьями.

Данный пердиманокль даже не нуждается в комментариях. Сегодняшнее российское государство выступает главным террористом по отношению к его гражданам. Мы же, объявленные властью «террористами и экстремистами», идем по пути права и справедливости. Посмотрим, останутся ли наши обращения в кулуарах секретарей первого этажа резиденции федерального Уполномоченного, или мы перейдем к следующей фазе - приему в кулуарах второго ее этажа, то есть на уровне руководства.

Подписаться под петицией протеста против Перечня Росфинмониторинга можно здесь: http://chn.ge/1bt9kk2.

Текст обращения к В.П. Лукину и все документы по обозначенной проблеме можно увидеть в группе «Движения в защиту пострадавших от действий Росфинмониторинга»: https://www.facebook.com/groups/against115/.

Источник: http://www.zavolu.info/3178.html

Даниила Константинова несколько часов пытали в конвоирке

Сотрудники группы немедленного реагирования МВД приковали мужчину к батарее, угрожали раздеть и изнасиловать

Сегодня, 27 декабря, один из адвокатов политзаключенного Даниила Константинова, Валерий Шкред, посетил его в СИЗО. Цель визита – выяснить обстоятельства вчерашнего избиения подзащитного в конвойном помещении Чертановского районного суда Москвы.

По словам адвоката, перед судебным заседанием Даниила два часа пытали.

«Сотрудники группы немедленного реагирования МВД, прикомандированные к Мосгорсуду, потребовали раздеться догола. Даниил Константинов отказался, после чего к нему применили физическую силу. Потом его перевели в «стакан» без ботинок, в одних носках. Даниил стал требовать соблюдения своих прав. В частности, высказал требование вернуть обувь. В ответ сотрудники группы немедленного реагирования сбили его с ног и применили электрошокеры. Затем, когда заключенный находился в шоковом состоянии, они выкрутили ему руки в запястьях и сделали так называемую «растяжку»: при помощи наручников приковали за правую и за левую руки к батарее. При этом Константинова оскорбляли и угрожали ему: обещали раздеть, изнасиловать, избить и нанести увечья», - цитирует защитника пресс-служба Правозащитного центра РОД.

В таком положении Даниила продержали два часа, после чего отвели в зал судебного заседания. После оглашения решения суда (вернуть дело в прокуратуру) заключенного вновь заковали в «растяжку», на этот раз уже на четыре часа.

«Из Чертановского районного суда в СИЗО «Матросская тишина» его доставляли в наручниках, поместив в машине в маленький специальный отсек для «особых» преступников. В следственном изоляторе медиками следы побоев на теле были зафиксированы», - рассказал Шкред.

Адвокат добавил, что лично осмотрел Даниила. На его теле были видны повреждения такого рода, которые бывают после применения электрошокеров, одежда была порвана.

Сегодня же Константинова посетила член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Анна Каретникова.

Отметим, что вчера в суде Даниил выглядел подавленным и напуганным. Ему запретили разговаривать с журналистами, и даже чтобы пообщаться с адвокатом он просил разрешения у стоявшего рядом вооруженного гражданина в маске.

Источник: http://zeki.su/novosti/2013/12/27220015.html

Преображенский районный сквот.


Ну что ж. Всем привет. Сегодня я расскажу, увы, не сказку про Преображенский районный суд г. Москва.
За почти 2 года как я открыла мир судов, в списке посещенных набралось штук 5. От Верховного РФ, до маленьких районных.
Впечатления от такого рода заведений, вроде, и не должно быть каким-то положительным. Кто вообще будет писать о прекрасности судов нашей страны? Ну да ладно. Я не про это.
Я про сегодняшний феерический поход под названием «Рассмотрение жалобы Асташина И.И. на бездействие исполняющей обязанности руководителя преображенского МРСО Драгуновой Е.А» … или по-простому, для знающих: «конвойная эпопея»
История с жалобой на избиение конвоя и последующих действий в отношении этой бумаги длится довольно давно.
В марте 2012 Асташин подал заявление, в мае его только приняли… Дальше этап в Красноярск и обратно в Москву. Но не суть опять же.
Принялся преображенский районный в мае рассматривать. Да как-то не задалось: количество переносов заседаний, кажется, уже перевалило за двузначные цифры.
Ладно. С горем пополам рассмотрели дело, решение не в пользу Асташина.
Он это все успешно обжалует в мосгоре, дело возвращается на новое рассмотрение.
Вот тут-то и начался театр.
18 декабря 2013 года. Кабинет 413. Судья Бехтерева. 15.30.
Никого нет. Секретарь говорит, что еще нет доставки, она пригласит.
Прождав до 15.50, стучусь в дверь, узнать еще раз, на что вижу, что Асташин уже в аквариуме, а секретарь заявляет, что заседание давно уже идет. Хм.. окау.
В зале атмосфера ну совсем не рабочая и не судебная, разве что двое мужчин в форме «полиция» как-то напоминают что здесь вообще происходит… но об этом чуть позже.
Судья спрашивает, выясняет… голос очень тихий, трупный, презрительный. Асташин просит ее дать время на ознакомление с материалами.
Происходит чудесный диалог, примерно такого содержания:
Судья – вы же ознакамливались
Асташин – но это было в рамках другого рассмотрения дела
С. – вы злоупотребляете своими правами.
А. – там 300 страниц, тогда мне дали несколько минут. Что я по-вашему мог за такое время изучить? И дело уже в новом производстве..
О чем-то подумав, все же дает 20 мин. Выхожу из зала.
Спустя отведенное время происходит не менее прекрасный разговор, примерно такого же содержания. Судья строго и с упреком говорит Асташину, что тот злоупотребляет, тот отвечает, как она представляет себе прочтение 300 страниц за 20 мин? Взгляд гражданки Бехтеревой, конечно, высший пилотаж. Да, Вы, видимо, можете за 20 минут прочесть «Войну и Мир»… куда нам, грешным.
Я же с все это время пишу в твиттер трансляцию всего происходящего. Уже как привычка, прошедшая ни одно заседание и суд. Ну вот пишу я себе, а сзади один из двух бугаев в форме в приказном порядке заявляет «уберите телефон в сумку».
- Эм… а с какой стати? Я вообще-то не фотографирую.
- а от куда мне знать?
Показываю ему экран – вот с такой.
- уберите.
Ну окау, положила его рядом.
- В СУМКУ ПОЛОЖИТЕ. – донесся голос Бехтеревой..
В целом заседание прошло монотонно. Судье априори было насрать на всех нас, да и зачем напрягаться, когда и так все решение давно есть. Поспрашивала какие-то формальности и удалилась на решение. Это все ладно. Давайте вернемся к атмосфере кабинета и всего суда в целом?
Теперь я абсолютно точно могу сказать, что никакой это не суд, а просто скрытый сквот. В канцелярии работают исключительно лица мало того, что не славянской наружности, это уж ладно уж, но они по-русски не понимают ни слова. И я не преувеличиваю. Был опыт попытка разговора, на что они зависли и стали вспоминать русский язык, пытаясь перевести что же я от них хочу.
Секретари « все тип-топ, каблучки, макияж». Приглашать в зал они не считают нужным. И при малейшем вопросе просто уходят. Молча.
Гособвинитель…ооо…нам достался парень..парнишка лет 25. В штатском белом костюме. Ориентация человека – дело личное. Молчу.
Напоследок хочу сказать, что секретаря сегодня звали Беловой Анной.
Она вышла и сказала – ОЙ, А Я НЕ УСПЕЛА ПОЗВАТЬ ВАС НЕ ПРИГОВОР.
Белова Анна, я понимаю, что ваша работа заключается в том, чтобы вырядиться по красивше, подцепить кого, позакрывать кабинетики с важным видом, но … да что я.. вы все равно не прочитаете. А если и вдруг, то не поймете.
Я без злобы, просто есть работа. Есть слово «ответственность»… перед людьми.
И на том спасибо, что не хамили и представились.
Ощущение от самого процесса? Ну что, устроили ребята посиделки, а им тут на кой-то черт доставили какого-то зека. Зачем? Почему? Чай бы хоть дали допить и космо дочитать.
Прошу встать.
А.Т.

Терроризм в суде и не только

Фото-0018_2
На прошлой неделе Верховный Суд (ВС РФ) заочно утвердил решение Мосгорсуда от 28 июня 2013 года о признании "АБТО" (а точнее "Синдиката" Автономная боевая террористическая организация (АБТО)") террористической организацией. То есть теперь это абсурдное решение вступило в законную силу и никогда не существовавшая «АБТО» стала 22-й официально признанной в РФ террористической организацией (меня, если кто не знает, назначили руководителем этого «синдиката»).

Помимо абсурдности вынесенного решения пугает еще то, что суд уже даже не пытается создать видимость законности и здравого смысла.

Во время производства по этому гражданскому делу в суде первой инстанции, добиться моего участия в процессе (хотя бы по видеоконференцсвязи) удалось лишь после того, как к делу подключился адвокат (Игорь Поповский). Однако всё равно в ходе судопроизводства мои права были существенно ограничены, а решение вынесено с вопиющими нарушениями гражданского процессуального кодекса (ГКП РФ)…

Впрочем, судебное заседание в апелляционной инстанции (ВС РФ) прошло вообще без моего участия, несмотря на соответствующее ходатайство. И без участия представителя (адвоката) – суд не удосужился его уведомить о дате и времени заседания. И за закрытыми дверями… то есть даже нельзя утверждать, было ли судебное заседание вообще! Однако информагентства (по крайней мере, РАПСИ и РИА-новости) сразу опубликовали соответствующие сообщения.

 К слову сказать, других участников «террористической организации» судебные органы, по всей видимости, даже не проинформировали о данном процессе и принятом по нему судебном решении, не говоря уж об их участии в заседаниях.

eA-vdKA3Djo

Однако учитывая особенности существующей в РФ судебной системы, меня удивляет только одно – почему именно к нам такое внимание? Ведь не каждый день суды признают организации (тем более несуществующие) террористическими. А теракты, причем в отличие от «наших» вполне реальные, происходят почти каждый день.

Во всяком случае, теперь любую случайную группы людей, осужденную по «террористическим» статьям (206-206, 208, 211, 220, 221, 277-280, 282.1, 282.1 и 360 УК РФ) можно заодно признать террористической организацией. И, между прочим, если кому неизвестно, по статьям 205.2 и 280 УК РФ человека можно привлечь лишь за публикацию чего-нибудь радикального.

Но что-то я отвлекся. Вернемся к нашему «синдикату». Если кто забыл, напомню еще раз: мы не обычные «террористы» - в результате наших действий не погиб и не пострадал ни один человек. Это не потому, что мы неудачники (как, наверное, думают некоторые) – просто умысла у нас такого не было!

«Теракт», в котором я и мои прямые подельники (Андрей Мархай, Григорий Лебедев, Максим Иванов и Ксения Поважная) принимали участие, заключается в том, что с помощью камня, молотка и нескольких бутылок с зажигательной смесью мы причинили незначительный ущерб зданию отдела ФСБ…

Да, были «отягчающие» обстоятельства: это была политическая акция; акт протеста был совершен в профессиональный праздник сотрудников ФСБ – так называемый «день чекиста»; видеоролик с акцией, появившийся в интернете, сопровождался надписью, за которую мне вменили статью 282 УК РФ – «с днем чекиста, ублюдки!»...

Кроме того, после этой ночной акции я, Григорий Лебедев, Ксения Поважная и другие политические активисты в тот же день вышли сначала на Болотную, а зачем на Триумфальную площади. Где, развернув растяжку «ФСБ-враг народа», под пиротехническое сопровождение скандировали: «Россия без Путина», «Долой власть чекистов» и другие лозунги.

1634_original

Но, ввиду нашего молодого возраста (мне и Лебедеву на момент совершения «преступления» не было даже 18-ти лет), вместо расстрела мы были приговорены к длительным срокам заключения.

Конечно, участие в ненасильственной акции прямого действия против ФСБ - это не единственное, в чем меня обвиняют (моих товарищей – Мархая, Лебедева, Иванова и Поважную – к счастью больше ни в чем не обвиняют), - иначе бы у репрессивных органов не получилось сделать из меня руководителя целой террористической организации. Всё остальное – по большей части фантазия следователя ГСУ СК РФ по г. Москве полковника юстиции Станишевской Анны Александровны (именно она переквалифицировала обвинение с «хулиганства» на «терроризм»), а также оперов из СБТ УФСБ по г. Москве и Московской области, 6 отдела 2 ОРЧ по линии УР ГУВД по г. Москве и различных подразделений Центра Э. Но об этом я уже писал, поэтому в рамках данной статьи повторятся не буду

И все бы хорошо, и все довольны (кроме нас, разумеется), но показалось мало. Террористическая организация – это же такой шанс! В общем, за блеском звезд скрылся даже кафкианский абсурд всего замысла… не поленились ведь! Сам замначальника ГУПЭ МВД генерал-майор полиции Смирнов В.А. написал в прокуратуру г. Москвы, ну, а там уже делом занялся всеми уважаемый прокурор г. Москвы Куденеев С.В… а судам что делать, коли такие люди просят? Признавать, признавать и еще раз признавать!

Все. Признали две несвязанные между собой группы молодых людей одной террористической организацией со страшным и непонятным названием «Синдикат» Автономная боевая террористическая организация (АБТО)». Долг выполнен, теперь можно создавать новые террористические организации, благо у путинских банд теперь это хорошо получается.

Каждый раз мне кажется, что дальше уже некуда – всё, предел; а проходит время, и оказывается, что дальше – можно. А еще говорят, что в репрессивных органах дураки работают – напротив! Умнейшие люди, изобретательнейшие! И не боятся ничего! Гордость страны, одним словом.

Иван Асташин, политзаключенный

27 ноября - рассмотрение двух апелляций по "делу АБТО"

27 ноября в Москве пройдет очередной суд по «делу АБТО». На этот раз в Верховном суде будет рассматриваться апелляция Ивана Асташина на признание АБТО террористической организацией. Напомним, что еще 28 июня в Московском городском суде состоялось судебное заседание по внесению АБТО в список террористических организаций, которое закончилось предсказуемо. Все требования прокуратуры были удовлетворены. Стоит отметить, что данное судебное решение имеет далеко идущие последствия для фигурантов этого уголовного дела. С 1 июля 2013 года на территории Российской Федерации начали действовать новые положения Федерального закона № 115 «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Опираясь на этот закон и Рекомендации ФАТФ, Росфинмониторинг, банки и другие организации, связанные с безналичными финансовыми перечислениями, полностью заблокировали возможность гражданам РФ, внесенным в Перечень, получать любые доходы в любом размере и на любые цели, в том числе: заработную плату, пенсии по старости и по инвалидности, пособия многодетным семьям, пособия на детей, пособия по безработице и т. д. Из заблокированных средств запрещено оплачивать налоги, платежи за пользование жильем и за услуги в сфере образования. Ни один банк в Российской Федерации не открывает лицам, состоящим в Перечне, так называемые «зарплатные карты» - счета, на которые работодатель перечисляет работнику заработную плату. Основанием для включения в список террористов и экстремистов как раз и является обжалуемое Иваном Асташиным в Верховном суде решение.

Заседание, на котором будет рассматриваться апелляция, состоится в 13:30 в Верховном суде (улица Поварская д.15) в зале №5035 (подъезд №5).

Также в этот же день у Ивана Асташина в Московском городском суде пройдет заседание, на котором будет рассматриваться заявление политзаключенного на бездействие прокуратуры в отношении его жалобы на избиение сотрудниками конвоя. Начало заседания в 10:00, зал № 231. Суд тянется уже не первый месяц и неоднократно переносился по надуманным предлогам. Заседание, назначенное сперва на 8 июля 2013 года, было перенесено на 15 число этого же месяца, а после на 2 августа. Наконец, 8 октября Преображенский районный суд отказал в удовлетворении жалобы политзаключенного на прокуратуру. Асташин обжаловал незаконное решение суда, подав апелляцию в Московский городской суд. Стоит напомнить, какие события предшествовали написанию жалобы. Вот что по этому поводу пишет сам Иван:

«Первые месяцы все было нормально - конвой относился к нам уважительно, не бил и даже не кричал на нас. Мы, соответственно, тоже вели себя спокойно и не провоцировали их. Но во второй половине марта, когда мы как раз начали давать показания в суде, все резко изменилось...  Началось с того, что заменили большинство конвоиров и зачем-то пригнали ГНР (группа немедленного реагирования), а продолжилось тем, что обычно называют "ментовским беспределом". Конвой при обыске начал требовать полного раздевания, при этом не составляя никаких протоколов. Если кто-то отказывался снимать штаны или трусы - скручивали, приковывали наручниками к батарее и насильно стаскивали всю одежду, оставляя человека голым на грязном полу. Но это только начало. Обещали, что будут бить. Слово сдержали».

Что ждать от судебных заседаний, которые пройдут 27 ноября? Учитывая то, что от российских судов не приходится ждать вынесения хоть сколько-нибудь справедливых решений, то, скорее всего, они закончатся не в пользу политзаключенных по делу АБТО. Но, как бы ни закончился суд, каждое заседание - это возможность увидеть находящихся в неволе узников и поддержать их морально.

Поздравь узника!

iwanow
Напоминаем, что 26 ноября день рождения у политзаключенного Максима Иванова, осужденного по так называемому «делу АБТО» за участие в ненасильственной акции прямого действия против ФСБ (разбил камнем окно в отделе) по части 2 статьи 205 УК РФ на 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

В этом году Максиму исполняется 24 года. Несмотря на то, что в заточении он находится уже более 3 лет, дух его только крепнет. Максим Иванов - это образец стойкости и твердости; вопреки пыткам и различным ухищрениям, которые использовали против него бандиты в погонах, он ни разу не дал им повода торжествовать. Представитель рабочего класса, Максим шел прямой дорогой, но в жернова системы первыми попадают как раз такие, честные и свободолюбивые люди...

Соратники, поздравить Максима Иванова вы можете, отправив ему поздравительную открытку со словами поддержки (отправляйте заказным письмом!), а также перечислив ему деньги на счет в колонии или на номер, используемый для сбора средств для узников по «делу АБТО» (89057439689; одновременно с переводом средств оправьте смс-уведомление "**** для Макса").

На всякий случай напоминаем, что не следует несогласованно отправлять посылки и бандероли с продуктами узникам, находящимся в "исправительных" колониях, т.к. УИК РФ установлен жесткий лимит на их количество - в частности, на строгом режиме не более 4-х в год (посылок, передач) и 4-х бандеролей.

Адрес Максима: 634034, г. Томск, ул. Нахимова, д. 3/1, ФКУ ИК-4, Иванову Максиму Олеговичу 1989 г.р.

Поддержите политзаключенного Максима Иванова!