February 27th, 2014

Фальсификация и электростанция

Истории фальсификации против меня обвинения в подготовке теракта на ТЭЦ уже больше трех лет, но до 11 декабря 2013 года еще была какая-то (пусть и не очень большая) надежда на то, что она закончится благополучно – т.е. меня полностью оправдают хотя бы по этому абсурдному эпизоду. Не оправдали. Потому я и решил написать обстоятельную статью и поделиться, таким образом, подробностями фальсификации этого обвинения не только с судебными органами, но и с неравнодушной частью общества.

Collapse )

Комментарии к статье "Фальсификация и электростанция"

Комментарий адвоката Поповского Игоря Олеговича, представлявшего интересы Ивана Асташина в Верховном Суде:

          К сожалению, у нас в стране уже давно нет правосудия, оно почти полностью заменено на необходимость и целесообразность. Необходимость держать общество «под контролем» и целесообразность пыток как главного метода ведения расследования. Без физического воздействия около 80 % дел просто развалятся в суде. Явка с повинной – царица доказательств. Показания сотрудничающего с органами свидетеля важнее, чем экспертизы, вещественные доказательства и просто здравый смысл.

          Квалификация по статье «терроризм» подразумевает выдвижение требований к власти с целью выполнения определенных своих целей (вывод войск из Чечни, освобождение ирландских террористов из тюрем, освобождение Палестины и т.д.). Если требований нет и никто не пострадал – это хулиганка или повреждение имущества. Это для ФСБ мелковато. Зато устроив гестапо детям (как было описано выше Иваном), можно получить орден или повышение в звании за раскрытие банды особо опасных государственных преступников.

          В деле Ивана – месть ФСБ подросткам, которые осмелились кинуть бутылку с бензином им в окно. Дело показательное. Налицо деградация силовиков – зачем стараться, сидеть в засадах, брать преступников на факте преступления, документировать каждый их шаг – если можно пытать детей до потери сознания, заставляя их подписывать бред сивой кобылы, который потом в приговоре будет называться «доказательствами».

         

Collapse )