Журнал политзаключённого Ивана Асташина (astashin_i) wrote,
Журнал политзаключённого Ивана Асташина
astashin_i

Categories:

Интервью с русским военнопленным. Иван Асташин: Вера без действия мертва.

http://ns-rus.com/interviu-nsr-s-ivanom-astashinim/

Дорогие друзья, редакция «Национального Союза России» предлагает вашему вниманию эксклюзивное интервью с русским военнопленным Иваном Асташиным, который недавно был признан Мосгорсудом «руководителем террористической организации».

В настоящее время Иван находится в СИЗО «Матросская тишина» куда его доставили в связи с рассмотрением уголовного дела в надзорном порядке в Президиуме ВС РФ.

1 . Иван, как попал в национальное движение?

Толчком к этому стали события в Кондопоге в 2006 году. О произошедшем я изначально узнал, кстати, из листовки, наклеенной в вагоне метро. Кроме того, если не ошибаюсь, именно в то время у меня появился доступ в интернет. В общем, после Кондопоги я начал изучать в интернете национальное движение. А однажды, сидя с одноклассником за партой и обсуждая национальные проблемы, я ему заявил: «нам надо куда-нибудь вступить или самим создать организацию». Второе на тот момент являлось, конечно, практически неосуществимым.

Кое-что я знал и до этого: например, что РНЕ развалилось, а он ННП почти ничего не осталось. Таким образом, из националистических организаций на моем горизонте я видел только СС и ДПНИ. Я заходил на сайт Славянского Союза, но что-то мне там не понравилось; помню, напрягло, что сайт назывался по фамилии лидера этой организации — уже тогда присутствовала интуитивная (да и не только) отторжение диктатуры и культа личности.

А потом на одном националистическом форуме я познакомился с координатором измайловского подразделения восточного сектора московского ДПНИ и спустя какое-то время, в феврале 2007 года, заполнил анкету и присоединился к этому движению.

2.   Что вменяют на сегодняшний день?

Создание несуществующей организованной преступной группы под названием «Синдикат » Автономная Боевая Террористическая Организация (АБТО)» и руководство ею. Непосредственное участие (в качестве видео оператора) в ненасильственной акции прямого действия в отношении ФСБ, квалифицированной как террористический акт (часть 2 ст. 205 УК РФ). Организацию, путем поручения неустановленным способом (возможно, телепатически), еще 7-ми «терактов» (поджогов различных объектов, совершенных Красавчиковым, Голонковым, Бокаревым и Рудным). Разжигание ненависти по отношению к социальной группе «служащие» (ч.1 ст. 282 УК РФ) фразой — «С днем чекиста, ублюдки!». Призыв к экстремистской деятельности (ст.280 ч.1 УК РФ) — размещение в интернете видеороликов с поджогами. Подготовку в одиночку взрыва ТЭЦ (ст.30 ч.1, ст. 205 ч.1 УК РФ) 3-мя кг. смеси аммиачной селитры и алюминиевой пудры, найденной в квартире Алаха (Микульский А.С 1994 г.р), позже признанного невменяемым. И, соответственно, хранение, и изготовление этого «ВВ» (ст. 222 ч.1 и ст.223. ч.1 УК РФ). Взрыв автомобиля Lexus, квалифицированный как порча имущества (ст. 167 ч.2 УК РФ), плюс хранение и изготовление. И еще одно (последнее) хранение и изготовление «ВВ» — аммиачной селитры с добавлением солярки, найденной на квартире матери Зайцева по прозвищу «Киборг».

Вроде все. Ах да, еще расчленение огурцов и помидоров с особой жестокостью. Теперь все.)

3. Каковы обстоятельства хода дела?

Я боюсь, в формат этого интервью их не получится уложить — это длинная история.
4. Что тебе известно о судьбе остальных участников дела?

Андрей Мархай (Доцент) в Бурятии, ИК-8, ему осталось сидеть меньше 5-ти лет.

Григорий Лебедев (Молодой) в Алтайском крае, ИК-5, конец срока у него в марте 2014г.

Максим Иванов в Томске, ИК-4, у него такой же срок, как и у Доцента.

Ксения Поважная (Волчица) в Алтайском крае, ИК-6, но ее периодически этапируют на больничку из-за проблем с щитовидкой. Конец срока в декабре 2014г.

Кирилл Красавчиков (Мутант) в Татарстане, ИК-18, мосгорсуд отмерил ему 12 лет лишения свободы, так что осталось еще почти 9.

Богдан Голонков (Сапер) сейчас в Москве в СИЗО «Матросская Тишина», его привезли из Хакасии, ИК-35, т.к в отношении него тоже возбуждено надзорное производство в Президиуме Верховного Суда РФ.

Александр Бокарёв (Пушкин) в Хабаровском крае, ИК-13, сидеть ему еще почти 8 лет.

Где сидит «подарок для ментов» Ярослав Рудный (Купер), я не знаю, конец срока у него в апреле 2016.

А предатель Игорь Зайцев (Киборг), наверное, продолжает свою работу. Так что будьте бдительны.
5. Каких политических взглядов придерживаешься или кому симпатизируешь?

Раньше я делил людей с активной гражданской позицией на правых (в смысле националистов) и левых. Но позже я понял, что это неправильно. Прежде всего, есть  те, кто за Свободу Человека (Личности), и те, кто против этой Свободы. Кроме того, национализм сам по себе не является идеологией или мировоззрением.

Национализм — это естественное чувство, которое должно идти в дополнение к желанию  построить общество свободных людей. Почему естественное чувство? Потому что национализм, любовь к своему народу (в отношении русского народа в данное время термин «нация» неуместен), это так же естественно, как любовь к своей семье, когда ты отдаешь предпочтение брату, а не постороннему человеку. Какими бы плохими качествами не обладал в наше время русский народ, и какое бы порой не вызывал отвращение, его представители всегда будут мне ближе и понятней, чем кто-либо другой; и я хочу жить среди них, потому что знаю их — и с хорошей, и с плохой стороны. Также я считаю, что все народы должны иметь право на сохранение своей этнической самобытности — ведь это так прекрасно, «что мир цветной, а не коричневый», что до сих пор существует разнообразие культур и традиций, несмотря на усиленную глобализацию.

Так вот. Возвращаясь к правым и левым, скажу, что называть националистов правыми вообще неверно, так как, учитывая, что левыми считаются все те, кто за социально справедливое общество и против капитализма, если разобраться, многие националисты окажутся левыми. Сейчас термин «левый национализм» применяется в довольно узком диапазоне, но это из-за того, что многие не особо-то понимают, чего хотят и что значит левый. Я сам не так давно начал приводить в порядок все свои идейные соображения.

Вообще, настоящий националист должен быть левым, потому что, если он хочет блага для всего народа, а не только для себя и кучки «соратников», он будет выступать за социально-справедливое общество.

А противников Свободы хватает среди оппозиции, как со стороны националистов, так и со стороны левых, даже среди либералов хватает тех, кто на деле стремится к диктатуре. Многие просто хотят стать элитой, стать «у руля» и завести порядки, как у Сталина или Муссолини, если не хуже (сейчас вполне реально создать общество достаточно приближенное к тому, что описал Дж. Оруэл в «1984″)

А всем, кто против какой-либо диктатуры, против государственного строя, основанного на насилии над гражданами, на господстве капитала и власть имущих паразитов, живущих чужим трудом; кто против строя, пораждающего социальную и национальную несправедливость; кто за бесклассовое общество, функционирующие посредством прямого народовластия (прямой демократии), я искренне симпатизирую и поддерживаю их.

6. Как тюремный контингент относится к националистам, да и вообще к борцам с режимом?

Из моего опыта, к политическим (в тюрьме обычно говорят «политический», а не «политический заключенный», т.к. заключенные здесь все) по большей части относятся с уважением. Люди, реально живущие борьбой с режимом (например, Даниил Константинов, соратники Квачкова), очень сильно отличаются от общей массы арестантов — это другая каста. И отношение соответствующие; в целом, как и не воле, но с поправкой на то, что в тюрьме существующую власть поддерживает еще меньший процент людей — обычно это единицы.

Но встречаются политзеки, которые не сильно афишируют свою политизированность, — они от общей массы ничем не отличаются.

Ситуация именно с националистами чуть сложней, хотя в целом аналогичная. Просто дело в том, что в Москве большинство заключенных нерусские (в Сибири и на Урале сидят в основном русские, по крайне мере на централах, и они, как мне показалось, сами по себе «менее толерантны», чем москвичи). Что интересно, с радикальным исламистом общий язык бывает найти проще, чем с тем, кто не придерживается какой-то четкой идеологии. Так вот, у многих из них засел в голове стереотип, что националист — это скинхед. Я, правда, давно уже такого не слышал, так как и скинхедов то давно никаких и нет, но раньше бывало. Причем случались довольно абсурдные ситуации; например, нацбол Руслан Хубаев (наполовину осетин, с соответствующей фамилией и внешностью) рассказывал мне, что когда он сидел в первый раз (тогда ему, кстати, подбросили наркотики), его тоже пытались объявить скинхедом.

Но на самом деле, сколько людей — столько и ситуаций. Единого сценария нет. Так же как и в жизни. Вот даже на примере скинхедов, точнее, тех, кто осужден за насильственные преступления на национальной почве, которых сейчас сидит довольно много еще с тех времен, когда это было в моде. Кто-то из них держится отдельно, пытаясь создать свою касту; кто-то «записывается в красные» и работает на администрацию, кто-то наоборот, вбирает «преступный образ жизни» и оказывается среди братвы, смотрящих и проч. Забавно, но встречаются даже те, кто принимает ислам.

Раньше реально политических было довольно мало — в основном нацболы и редкие националисты и анархисты. Теперь же репрессия набирает обороты, нас становится все больше. Мы не должны терять себя в тюремной суете, необходимо и здесь идти тем же однажды избранным Путем — продолжать Борьбу. Здесь мы заперты, но для слова не существует стен и решеток — помните это.

ObsBjZpKAm8

7. Доводилось ли тебе встречать в застенках соратников, единомышленников? Как складывались отношения?

Да, в Москве частенько можно встретить политических. Мне даже доводилось сидеть в одной камере с другими политическими. Например, в прошлом году я около 3-х месяцев жил в одной камере с Даниилом Константиновым. Несмотря на различные взгляды на некоторые вещи, отношения у нас сложились очень теплые. Нам всегда было о чем поговорить. Еще в конце 2011 года или даже в начале 2012 я некоторое время сидел с соратником Квачкова. С ним было тоже интересно общаться. А еще часто случалось, что разговор с ним перетекал в пламенный монолог с его стороны, и тогда вся камера (около 15-ти человек), «раскрыв рот» его слушала. Обычно все поддерживали, иногда спорили. В 2011 году несколько раз виделся с Русланом Хубаевым на Матроске. Для меня это было как знакомство с легендой — я еще помнил, как в 2009 на митинге мы дружно скандировали: «Свободу Руслану Хубаеву!». Жаль, что я мало успел с ним пообщаться.

Еще на матроске были случайные встречи с Игорем Березюком, Кириллом Унчуком, Леонидом Паниным, Максимом Лузяниным, Павлом Вожениным, Александром Бухарцом.

Недавно в Мосгорсуде почти целый день просидел в одном боксе с Сократом (Алексей Сутуга). Я думаю, эта встреча была интересна и полезна для нас обоих.

Были, конечно, еще всякие эпизодические встречи — за 2,5 года-то. А вот в Красноярске я политических не встречал. Был лишь разговор с физиком Даниловым за неделю до его освобождения о том, что правильным будет лозунг «Россия без путинизма», а не «Россия без Путина».

8. Хорошо ли с тобой обращаются?

Кто? Мусора? Да обычно. Так же, как и со всеми.

9. Что хотел бы передать соратникам с воли?

Вера без действия мертва.

Напоминаем, что Иван нуждается в материальной поддержке.
Асташина Ольга Вениаминовна — 89057439689 (он же номер счёта).

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments